_Lenkor_
Демон поселяется там, где развалины души покидает последний ангел.
Я редко вижу сны. Но если вижу – то практически всегда запоминаю. Яркие, полные сюрреалистической чуши и какой-то отчаянной легкости, они каждый раз надолго остаются в моей памяти.
Огромное оранжевое солнце медленно опускается в море. Мне десять лет, и я бегу вверх по холму, по узенькой желтой дорожке, вытоптанной в вялой траве. С одной стороны пролегает каменистый берег, поросший полынью, вереском, клевером и мелкими цветами, названия которых я не знаю. С другой стороны холма дремлет вечернее море. На гладкой, словно стекло, поверхности пляшут последние блики заходящего солнца. Пейзаж пробуждает во мне ностальгию и воспоминания о давно ушедших днях. Тропинка уводит меня всё дальше, вверх по холму, туда, где немым напоминанием о детстве возвышается маяк. Он выглядит безмолвным и безжизненным. Но маяк не мертв, я знаю, он просто спит. Когда над морем ночь раскинет своё полотно, его свет снова зажжется для всех, кто потерялся в пути. Белая кладка стен, красные полосы на верхушке, и большое навершие-фонарь напоминают мне башню из тех сказок, что мне читали перед сном. Сердце трепет и замирает, когда я ступаю на вершину холма и подхожу к его краю. Меня уже ждут здесь.
Маленькая девочка, моя ровесница, одетая в голубой сарафан и нелепую большущую белую шляпу, из под которой торчат две непослушные косички цвета осенних пшеничных колосьев. Когда я подхожу ближе, она оборачивается и мне почему-то сразу становится неуютно, хотя я не понимаю причины этих чувств.
- Давно ты здесь? – спрашиваю я.
- Нет, - она мотает головой и протягивает мне руку. - смотри, что я нашла. Это тебе.
В мою ладонь ложится изрядно помятый стебель с мелкими голубыми цветами. Я не знаю, что это за цветы, но больше всего они напоминают колокольчики. Вечно гуляющие на побережье ветра треплют мои волосы и щипают глаза, пока я удивленно смотрю на цветок в своих руках. Внутри разрастается гордость и большое, колючее тепло заставляя щеки порозоветь. - спасибо, - только и могу пробормотать я.
Девочка смеется с меня, но это добрый смех, мне даже не обидно. Я знаю её, кажется, всю жизнь. Сжимая ладонями цветок, я думаю о том, что теперь это будут особенные цветы. Моя знакомая тащит меня за рукав ближе к краю и тычет пальцем куда-то вдаль, требуя обратить внимание на море.
- Чайки! Чайки прилетели! – кричит она.
И я замечаю как раскинув белые крылья, над морем парят стайка чаек. Живут ли чайки стаями? Или они просто чуют еду, вынесенную на берег вчерашним штормом? В любом случае, несколько птиц деловито бродят по берегу, временами перелетая с места на место. Их крики слышны далеко над тихим морем, казалось уже впадающим в вечерний сумрак.
Девочка берет меня за руку, отчего я становлюсь ещё краснее, но она ничего не замечает и мы идем дальше по краю холма, болтая на тему птиц. Я знаю, она любит чаек. Считает их красивыми. И говорю, что при желании и наличии хлебных крошек с ними можно подружиться.
Вечер пахнет соленым морем и колокольчиками, которые я то и дело, задумчиво подношу к лицу. Мне нравится бывать здесь с ней. И кажется, мне даже начинают нравиться чайки. В моей груди тепло, а на душе тревожно и радостно одновременно.
Я просыпаюсь в тот миг, когда понимаю – я тоже девочка.